Skip links

События, которых никогда не было, и которые никогда не произойдут…

Запись того дня …
Когда действительно что то поменялось…


Мир коснулись необратимые события апокалипсиса. Чужеродные силы вторгались в отражение, угрожая уничтожить всех ее обитателей, внушая им ужас небытия. Дозорные хаоса носились по реальности, беспощадно хлестая степь, каньон и мирную речушку. Вгрызаясь в силовые линии территории, они готовили симфонию разрушения, являясь предзнаменованием неотвратимого. 

Мастер меча и веера, Хельпарас, стоял над сложенными в кучу трупами поверженных врагов. Он был облачен в легкую кирасу с выгравированным золотым Львом, латные поручи, поножи и плащ. Забрало его шлема было открыто, за головой развивалась охапка красных перьев. С пояса свисал окровавленный клинок. Битва семи царств была завершена, и шесть мастеров были повержены. Мироздание, сотканное тысячелетним трудом мастеров, разрушалось вслед тому, как испускали дух его создатели.

Победитель битвы – Хельпарас таковым не выглядел, он был мрачнее трупов у его ног.

Вступив в сражение, он был готов уйти в забвенье воителем, но силы судьбы даровали ему победу. И как ему обойтись в новом статусе, он еще не понимал…

Авангард Хаоса заиграла ноты прелюдии. Ткань мироздания разорвалась, и из ничего появился Владыка. Уверенным шагом ступила серая Демоническая фигура, состоящая из толстых чешуйчатых наростов, с острыми шпилями в виде клыков она могла бы навивать ужас, но была естественна происходящему – Владыка прибыл в доспехе.

– Чего ты медлишь? – произнес он, едва уловив взгляд Воителя. – Тебе следует дать новое имя этому миру, и мои слуги уничтожат лишнее.
– Я желаю, чтобы новый мир чтил память поверженных мастеров, их мастерство и величие.
– Глупец! – с оскалом произнес Владыка, а за его спиной слуги хаоса рассыпались бурей зубастого треска. – Если бы хоть один из них был проворнее тебя хотя бы в одном из умений, ты, Воитель Севера и Жнец Запада, был бы повержен!
– Но я обыграл их не путем своих умений, а играя по их правилам.
– Именно … !

– Тогда новый мир, от имени моего света, станет тенью, блуждающей средь миров и тонко вытаскивающей ценные жемчужины проявленных реальностей. Цель этого мира взрастить красоту, достойную бездны. Имя такому миру – Инкубатор. – Говорил воитель, а вслед его речи над степью пронесся образ густого леса с радужной россыпью.

– Тебе не избежать конкуренции. Проявленные миры будут обороняться, а такие же тени станут грабить твой мир. – Вслед голосу Владыки, каньон разразился грохотом и исчез в небытие.
– Тогда, первое, что породит мой мир, – это воинство Жнецов, способных уничтожить вторженцев… – Вслед за рассыпанным в крошку каньоном полетел образ армии, столь близкой душе воителя.

– Твои жнецы сами уничтожат Инкубатор, – продолжал Владыка, уничтожая остатки привычного для Воителя мира.
– Да я обладаю мастерство разрушения семью способами, и в этом достиг совершенства. Но такой мир станет горем в сердце Бездны, и я не решаюсь на этот шаг.
– Бездну ты не познал, она найдет применение и такому миру. Ты просто не осмелишься.
– Тогда новый мир будет коваться ужасами битв и насилия, увечий и уродства, подвигами героев и кровью поверженных врагов. Имя такому миру – Слава.
– Иллюзии славы – удел фигур, игроки высекают форму. – Мир продолжал разрушаться, сужая границы горизонта на дистанцию двадцати шагов.
– Но жемчужины миров не станут целью моих Жнецов, а отсутствие формы – главный ключ в совершенстве воинства.
Тело Владыки стало распадаться на фрагменты.
– Именно… отсутствие формы открывает прямой доступ к любой из жемчужин.

– Имя такому миру – Равновесие.
– Нам известна эта форма. Вызов твоего мира – отсутствие равновесия. – К этому моменту тело Владыки исчезло, и последнюю фразу произнесла маска. Вслед за Владыкой рассыпалась и реальность.
Пожиратели Хаоса хищно разрушали остатки реальности, оставляя Хельпараса на небольшом островке. Земля под его ногами обернулась красным, нагрелась и стала похожей на плоть.

Демоны Хаоса, Мастера увечий и насилия… любви и вдохновения… крушили душу Хельпараса, передавая ему навыки мастерства его нового пути.

Открылась сияющая Бездна. Он коснулся ее пульсации, получив благословление. Свет развернулся тьмой и рассыпался ландшафтом нового мира.

Плоть вперемешку с черноземом и багровые реки, деревья с мышцами и животные с фрагментами человеческого разума – мир освещало восходящее солнце, излучающее красный, оранжевый и желтый цвета. В только что рожденном мире заметно для глаз прорастали минералы, превращая грубую породу в драгоценности.

Найдя себя в этом мире, Мастер ощутил то, как реальность набирает свою форму, как пульсация мира догоняет такт сияния бездны, как сама бездна отзывается вызовом равновесия.
Ухмыльнувшись своему новому пути, он сделал первый шаг…

Leave a comment

Name*

Website

Comment