Skip links

Язык Хаоса

          Отус шел по коридору на экзамен. Значительно отличавшийся организм обладал мощным источником энергии, словно внутри находилось маленькое солнце. Нашивки на комбинезоне обозначали специфический статус бойца. В нем присутствовала моральная подготовленность к экзамену, естественная ярость и качество, которое можно выразить как «энтузиазм завоевателя миров».
     
     Включение Дориана в параллельную реальность проходило с перебоями. Картина переживаний размывалась и пропадала. Приходилось цепляться за частоты материального мира и вторым вниманием постоянно двигаться по дорожке в эту ветвь. Фигурально эта работа была похожа на карабканье по скале, когда от прикосновения каждый камушек слетал в бездну.
          Совместившись с Отусом, Дориан чувствовал полевой компьютер. Работа этого устройства также отличалась. Привычные интерфейсы, приспособленные для тотального контроля окружающего пространства, присутствовали, но функционировали иначе. Эти интерфейсы были направлены на определение законов, организующих материю, и манипулирование ими.
          Отус вошел в большой светлый зал, в котором присутствовало порядка дюжины инженеров. Существ его квалификации, с подобными нашивками, было еще трое. Их экипировали, подготавливали и инициировали системы. Отус занял нужное положение в капсуле, и несколько специалистов начали готовить аппаратуру.
       В полевой компьютер загружалось представление об операции. На этом странном языке нагромождение сфер, спиралей, осей этих спиралей и множества мелких деталей выглядело бессмысленной фрактальной пульсацией. Это представление информации было настолько непривычным Дориану, что поначалу он ничего не понимал.
Категория этих смыслов и акцентов была неузнаваемой, но залипнув на ментале Отуса, он опытным путем разбирался в происходящем. Новое знание само по себе кардинально меняло сознание, давая познать мироздание в значительно искаженном варианте.
     Такой полевой компьютер был ориентирован на способность объекта организовать вокруг себя пространство. Это свойство влияния раскрывалось сферами, внутреннее устройство которых полностью описывало характер, специфику и категорию взаимодействия с миром. Через такую призму мир выглядел значительно иллюзорнее и податливее, чем в привычном человеческом восприятии.
          Пока данные по миссии загружались сложными представлениями в сознание Отуса, Дориан адаптировался к такому интерфейсу и рассматривал через него окружающий мир. Он смотрел на панель какого-то устройства, которое, казалось, просто излучает тепло. Интерфейс полевого компьютера формировал представление. Самый глубокий философский смысл этого процесса был прост и очевиден. Его можно было наблюдать в виде нагромождений окружностей, заменявших буквы, слова и целые предложения.
Он смотрел на инженеров, хлопотавших вокруг техники. Через призму полевого компьютера они выглядели, как темно-фиолетовые вьющиеся пятна, резво скачущие между установками оборудования, то и дело соприкасаясь своим сознанием с принципами устройств. Эти соприкосновения вызывали искривление окружностей, заменявших буквы, и формировали весьма и весьма специфический вербальный смысл.

Пространство в целом было похоже на одну пульсирующую объемную микросхему, в которой дугами и полукругами пульсировала вьющаяся энергия значимости и качества влияния на материю. Глубже совместившись с сознанием Отуса, Дориан понял, что техники во всей этой системе являются лишь дополнением к оборудованию, такому же высокотехнологичному и узкоспециализированному, как они сами в этот момент времени.
– Муфарум, напомни мне, пожалуйста, поискать в этой реальности момент осознавания этого языка… уж очень он… особенный!

– Не волнуйся, мимо этого не пройдем, – не отрываясь от работы, отвечал союзник. Сам Муфарум также осознавал увиденное и трансформировал свою личность в неизведанных для Дориана областях подсознания.
В голове Отуса начался процесс, который можно назвать обратным отсчетом. Если обычно счет цифр можно представить в виде мелькающих по порядку крючков, то в этом представлении вербальной информации обратный отсчет был выражен как вытаскивание конца нити из центра спирали, и момент окончательного выхода нити явился отмашкой старта.
          Отус оказался на экзамене. Броня, в которую он был одет, была пестро-золотистой. Ее плотные листы имели изящные формы, местами напоминая о готическом стиле. Пластинчатый нагрудник свисал немного ниже пояса. От пояса вниз висела пластинчатая юбка, ноги были закованы в толстенную броню. Красные матерчатые вставки на броне были украшены золотыми узорами. Привычная маска на голове в этом мире венчалась красным хохолком.
          В руках Отуса находилось орудие. Роясь в ассоциациях нового Отуса, Дориан выяснил, что это орудие вполне способно было растворить противника в пыль. Сюрреалистичный черный луч был способен превратить материю в ничто. Тот самый аннигилятор, которого так не хватало на экзамене в привычном мире. Также на поясе и в складках брони присутствовали вспомогательные устройства.
          После высадки некоторое время Отус стоял, не двигаясь, как статуя. Пространство хаоса вокруг разрывалось в истерике. Полевой компьютер интерпретировал среду – сферы и полусферы переливались, крутились, образовывались, ускользали, менялись в попытке описать окружающий мир чистого хаоса. Было ясно, что присутствие Отуса в этом пространстве, и уж тем более движение его тела, будоражило рассыпанную реальность, вызывая в нем проявления обрывков форм.
          Внимательно исследуя этот момент, Дориан постепенно понимал происходящее. Такой сложный интерфейс мира, казавшийся абсолютно бесполезным и чрезмерно сложным в обыденном пространстве, тут был единственно возможной формой представления данных. Мир чистого хаоса постепенно становился понятным даже ему, Дориану. Прошло некоторое время, и в хаотическом наборе кругов и сфер начали попадаться повторения. Одни и те же кружочки проявлялись все чаще, становясь все более и более внятными.
          Когда выуженный круг начал обретать действительно четкие формы, на него то и дело накатывали обрывки, которые, казалось, терзают скромное порождение порядка. Отус откинул вниманием этот объект в сторону, и тут же его разорвали тысячи бесформенных субъектов, игра образов продолжалась.
       Этот импульс вызвал своего рода раскачивание среды, если такое слово применимо к подобному пространству. В момент наибольшей амплитуды полевой компьютер Отуса выдал мощный импульс, и вокруг бойца кольцом начала собираться реальность, казавшаяся самым родным пространством во вселенной.
         Чистый хаос, окруживший зону порядка, накатывал невыраженными импульсами энергии. Эту энергию полевой компьютер усваивал посредством аннигилирующей пушки, тем самым уплотняя и усиливая родное пространство, укрепляя его в остров реальности.
          Работа Дориана по совмещению давала о себе знать. Теперь суть протекающего процесса была абсолютно ясна. Процесс воспринимался как «обыкновенное» структурирование пространства хаоса в левой границе. Мертвая стойка Отуса целиком оправдывалась тем, что любое его движение автоматически порождало инерционные вибрации. Постепенное развитие движения порождало отклики пространства, которые последовательно усваивались аннигиляционной установкой. И на данном этапе было абсолютно не ясно, зачем она была представлена в виде оружия.
          Шло время, и пространство хаоса структурировалось, обретая привычные и понятные черты реальности. Теперь Отус стоял на зеленой травке, и кое-где пробивались белые цветочки. Создавалось впечатление идиллии, находящейся нигде. Пространство хаоса теперь колыхалось на удалении от Отуса порядка 20 шагов. 

Leave a comment

Name*

Website

Comment